Terra America

10:23(МСК)
02:23(NY)
23:23(LA)

Автор: Дмитрий Дробницкий
Добавлено: 30.07.2014

Идеи
0
ком
INT-отрасль и ультраструктуры России
О высоком индустриальном предназначении философии
Оцените этот контент

От университетской группы Terra America: 28 сентября на философском факультете МГУ им. М.В. Ломоносова состоялся первый семинар из цикла «Америка: возвращение идеального». Этот семинар назывался «Америка: сложный объект философского исследования» и на нем шла речь о целях и методах работы исследовательской группы нашего портала, о ее высшей миссии – возрождении в России школы независимой мысли, – а также о том, почему продвижение к данной цели требует обращения к опыту американской философии и к самой Америке как к предмету философского и социологического анализа.

На семинаре с развернутыми сообщениями выступили декан философского факультета, профессор В.В. Миронов, заместитель декана, доцент А.П. Козырев, заведующие кафедрами истории западной и истории русской философии, профессора В.В. Васильев и М.А. Маслин, известные философы-преподаватели факультета В.С. Кржевов и В.В. Ванчугов, публицист и мыслитель С.В. Роганов, а также участники университетской группы Б.В. Межуев и Д.О. Дробницкий.

О роли философии в деле возрождения производства в России при партнерстве с бизнесом и властью рассказал собравшимся в аудитории Ефим Викторович Островский, известный общественный деятель и политический мыслитель. Мы планировали опубликовать изложение его выступления – но роль такого изложения сыграл материал Якова Шустова «Американский вызов для госкорпорации ”Росфилософия”», опубликованный несколько дней назад на сайте Liberty.ru. Ефим Викторович по нашей просьбе предоставил в преддверии очередного семинара Terra America, который состоится 31 октября 2012 года на философском факультете, статью, написанную им по следам своего выступления.

***

Всем известно, что такое IT-индустрия.

IT – информационные технологии. Технологии создания, сохранения, обработки и управления информацией.

INT – интеллектуальные технологии для интеллектуальной индустрии. Аббревиатура INT сконструирована по образу IT – но имеет эту загадочную «N» в середине, которая может переориентировать наше внимание и понимание.

Первое, интуитивное понимание термина INT в сравнении с IT напрашивается само собой – как те, так и другие работают с software для некоторого (различного – но сравнимого с точностью до метафоры) hardware.

Но недостаточно было бы сказать, что IT и INT похожи. Информационные технологии (IT) только тогда достигают успеха, когда «схватывают» тот или иной аспект реальности[1]. Поэтому INT надлежат IT, являются управляющей ими деятельностью.

IT содержат в себе понятие информации – а как мы знаем[2], информация – это смесь знания и мнения, знания, «разбодяженного» отсебятиной. INT - это то, что позволяет нам отделять знание от незнания. Как только мы, «сокращая басню»[3], изымаем из мира, который строим, INT – этот мир становится холодным, как жертва войны, и к осмысленной жизни малопригодным.

Специалист в химической отрасли рассказывала мне, как ещё в советское время столкнулась с самодеятельностью руководителей крупного предприятия, построенного по импортной технологии: те, не мудрствуя лукаво, вырезали из технологической цепи катализаторный агрегат – а когда завод «почему-то» перестал давать искомого качества продукцию, слали в отраслевой институт возмущённые письма о том, что технология не работает. Сотрудник института, прибывшая по вызову, долго не могла найти «неисправность»: ей и в голову не могло прийти посчитать, все ли агрегаты на месте – впору было задуматься о «проклятом месте».

Метафора «катализатора» еще послужит нам ниже.

***

IT – инфраструктура связности[4] общества, подобная любой другой инфраструктуре: зданиям разного назначения, автомобильным и железным дорогам и их подвижному составу, кораблям и судам, аэропортам и самолётам, кабельным магистралям и трубопроводам, дата-центрам и газо- и нефтехранилищам, заводам и фабрикам, контейнерам и (прервём перечисление – его можно, масштабируя, сокращать – или разворачивать до невыносимо длинных перечней) прочим элементам и связям между ними.

Если Вы поднимитесь в видовой бар гостиницы Swiss-hotel, что рядом с «Московским Домом Музыки» – Вы увидите, как похож лежащий внизу город на микросхему. По этой схеме движутся антропотоки[5] – то есть потоки людей, то завихряющиеся в зданиях – то текущие менее напряжённо по транспортным магистралям.

Что приводит в движение эти бесконечные потоки людей? Ведь, как говаривал наш современник Иммануил Кант[6], можно привести лошадь к водопою, но нельзя заставить её пить...

***

Человек течёт по инфраструктурам, ритмически[7], звуча на перекатах-элементах этой системы и умолкая – на связях, когда потоком впадает в транс-порт.

Что влечёт человека-поток? Что придаёт ему перпетуум-мобильность, нескончаемую, кажется, подвижность? Что заставляет его прокладывать себе русла и заводи, и почему – именно эти (не другие) русла и заводи?

Здесь нам нужна будет опять железнодорожная метафора: человек подключён к некоей надлежащей структуре, питающей его энергией, невидимыми связями – которые мы, видимо, можем уподобить дуге электровоза, подключающей его к электропроводу. Только в случае человека-потока эта структура неизмеримо сложней – потому что питает его везде: она – как бы невидимо и неосязаемо[8] подвешена между небом и человеком[9]. Эта структура структур, эта сеть сетей – сеть невидимых правителей мира, сеть знаков и смыслов, норм и стандартов, скриптов и игр, паттернов и узоров, лабиринтов и фракталов, рамок и правил поведения (?) и деятельности, организующих из ажурных плетений подчинения, свободы и борьбы текст – ткань – логос – языка (и) языков[10].

Назовём эти структуры, по аналогии с инфраструктурами – словом «ультраструктуры»[11].

Ультраструктуры – то, что надлежит. Человеку.

***

Почему в перечень метафор и понятий не включено слово «идея»?

Ультраструктуры – это всегда знаки. Ткань ультраструктуры ткётся из знаков знакоткань, текст[12]. Знак имеет двойную природу: он одновременно отражает стоящую за ним идею – но отражает её в нашем материальном мире.

Идея заражена, отравлена материей, как может быть отравлен катализатор[13] – впрочем, чем выше и рафинированнее структура отражения идеи, чем больше в ней ультра- и меньше – инфраструктуры, тем ниже содержание яда – реактивного (в противопоставлении проактивному) содержания, и тем ближе яд становится к лекарству[14]. «Жизнь – способ умирания белковых тел» – любимая поговорка одного физхимика; но если мы вспоминаем, что «язычник не умирает, ибо он никогда не жил, чтобы он мог умереть», а «человек – это возможность Человека», то не двойка – а тройка жизни, смерти и борьбы[15] – вот для чего нужны эти яды-лекарства.

Второй раз возникает здесь тема борьбы – «боевого искусства». Недаром одним из современников обращено наше внимание на то, что «борьба – отец всего».

***

Вернёмся к ультраструктурам – тому, что «сверху» снабжает антропотоки энергией.

INT-индустрия – индустрия строительства ультраструктур. Ультраструктуры не «падают с неба» – они возводятся и поддерживаются человеком с не меньшими вложениями (инвестициями) усилия и энергии, чем инфраструктуры.

Если человек, общество, государство (кто-то из них, а лучше бы – все вместе) не инвестируют в создание и поддержание своей ультраструктуры – то разрушается сам человек. Ведь он и есть то, что образуется на пересечении инфра- и ультраструктур[16].

Что значит – разрушается человек? Он начинает рушиться, осыпаться, распадаться до своей все более грубой инфраструктуры: звереет[17]. Зверское – убивает себя самоподражанием, самопоеданием: «имитация становится доминирующим фактором поведения, подавляя и жизненные видовые инстинкты, и индивидуальный опыт, – она становится как бы самодовлеющей стихией».

***

Знания об устройстве высших ядер, узлов связности ультраструктур – так же секретны, как знание о ядре инфраструктуры: атома.

Энергия распада ядра вызывает к жизни ни с чем не сравнимую разрушительную мощь: человек сгорает дотла. Но тут же язык подсказывает следующий ход мысли: энергия ядерного синтеза (как говаривал нам Георгий Гегель) – питает кругооборот человека в природе.

В нашей родной речи обустроилось устойчивое словосочетание – «я не занимаюсь благотворительностью». Это говорят тогда, когда имеют в виду, что ничего не будут делать бесплатно – то есть при отсутствии заказчика. Заказчик из будущего – немыслим.

Именно поэтому сама по себе идея восстановления ультраструктур общества и человека кажется несообразной нынешнему образу жизни; этим занимаются только «ненормальные».

Философ же занимается благотворительностью[18] – и считает это нормальным[19] (не именно ли этим он похож на некоторые типы религиозных людей?).

Это и есть – философия. Это делают философы. От сотрудничества философов в этой сложной деятельности мы ждём очень многого.

P.S.

Где же здесь Америка? – спросят меня писатели и читатели сайта. Предвидя вопрос – я заготовил заранее ответ: и на семинаре (Американский вызов для госкорпорации ”Росфилософия”) – и здесь, после всего написанного выше.

Америка как сложный субъект – это прежде всего пример непрямого наследования, coheres. Связность – coherence – интеллекта, денег и силы – в Америке феноменальна.

Когда Америка обращает на себя досужий взгляд ярмарочно-выставочного праздношатающегося мажора – он пялится на разные чудные штуковины, прицокивая языком, да приговаривая на руглийском всякие словечки, не только другим, но и ему самому непонятные.

Не так мы, философы, авторы Terra America (к которым и себя могу теперь причислять).

Америка как сложный объект философского исследования – это прежде всего склад инструментов и агрегатов, конструктивных узлов (как и любой гипертекст). Авторы ходят по складу, присматривают, что им нужно для намечающегося строительства ультраструктур по-русски.

Заблуждаются?

(Продолжение следует...)



[1] На важность этого понимания указал мне недавно в разговоре Алексей Ситников: если у людей есть уже в жизни реальный процесс, состоящий в поиске сексуального партнера на ночь или обмене фотографиями и впечатлениями, – то на, соответственно, mamba.ru или facebook.com будут сидеть от миллионов до сотен миллионов людей. Но после того, как простейшие и очевидные, во-многом животные процессы выявлены и заняты, более сложные (например, относящиеся уже не к получению жизненных удовольствий, но к социальному проектированию) уже нуждаются в выявлении социальным мыслителем, затем – в технологе, и только потом уже в собственно математическом программировании. Иначе – рано или поздно всё это превращается в обман инвестора.

[2] На это, в свою очередь, много лет назад обращал наше внимание Пётр Щедровицкий, указывая на труды Клода Эдвуда Шэннона, создателя теории информации и почитаемого it'шниками в качестве одного из своих праотцов.

[3] Вороне как-то Бог послал кусочек сыру. На дуб ворона взгромоздясь, Позавтракать уж было собралась, да призадумалась... На ту беду Лиса близёхонько бежала. Достала биту, стукнула Ворону по голове. Сыр выпал, с ним была плутовка такова. Очнувшись, Ворона долго изумлялась – «Ничего себе басню сократили!»

[4] Связность – математический, топологический, семиотический, лингвистический, социологический, военный, транспортный, логистический, it'шный, коммуникационный – и, конечно же, философский – термин, в западный языках – cohesion от латинского coherceo, который пора ввести в общественное обращение в русском языке; от него, кстати – «общественная связность», как правильно было бы содержательно перевести термин public relations; на «связность» наше внимание обращает уже давно Сергей Переслегин и, конечно же, одноимённая китайская игра.

[5] Термин «антропотоки» создал для нашего понимания Сергей Градировский в первых годах нового века.

[6] Обращал неоднократно наше внимание на то, что не только Иммануил Кант – современник любого философа, Александр Пятигорский. Это перекликается с тезисом Михаила Бахтина о «большом времени».

[7] «Ритм» по-гречески – «течение», но, как легко понять, именно звучащее течение, «речение», «журчание».

[8] Неосязаемо, intangible – как intangible assets.

[9] Здесь мы, конечно, узнаём Землю, Человека и Небо из китайской картины мира, на которую мог бы указать любому Владимир Малявин.

[10] На то, что источником языка являются эти три источника, обращает наше внимание – как мне пока удалось его понять – Борис Поршнев.

[11] Словообразование здесь построено по тому же принципу, что в парах «инфразвук – ультразвук», или «инфракрасный – ультрафиолетовый».

[12] Текст и текстиль – однокоренные слова.

[13] На словосочетание «отравление катализатора» обратил моё внимание Эдвард Люттвак.

[14] «Нет различия между ядом и лекарством – есть различие концентраций»: на это впервые обратил моё внимание Александр Даванков.

[15] Здесь уместно будет вспомнить: «Стратегия: логика войны и мира», где «логика» – третье «ускользающее уравнения»: часто упускаемое из вида. Впрочем, важно помнить: идея логики.

[16] Маршал Маклюэн ясно указывает нам на это. Александр Дугин подсказывает нам, что здесь уместна категориальная пара «структура-керигма».

[17] На это нам пытается указать Глеб Павловский, правда, используя вместо «узлы связности» – «узлы связи»: видимо, из соображений секретности.

[18] Рэндалл Коллинз указывает нам, что такой тип благотворительности невозможен (с учетом времени жизни и смерти) без «обратного питания» – feed back. Сила, деньги и интеллект либо связны – либо распадаются.

[19] Эту норму мы начали прошлой осенью, а то и раньше обсуждать с Сергеем Кургиняном.

Обсудить с другими читателями >
Ранее в рубрике
Кирилл Бенедиктов руководитель отдела интеллектуальных расследований. Писатель, политолог. Участник Цеха политической критики
Наталия Быкадорова специальный корреспондент портала Terra America
Василий Ванчугов политический философ, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН
Наталья Войкова обозреватель портала Terra America, эксперт по гендерным вопросам
Наталья Демченко руководитель отдела спецпроектов портала Terra America
Дмитрий Дробницкий главный редактор портала Terra America. Публицист, политолог
Александра Забалуева выпускающий редактор портала Terra America
Александр Костин эксперт по проблемам безопасности и военно-политического сотрудничества
Никита Куркин один из основателей и продюсер проекта Terra America, участник Цеха политической критики
Эдвард Люттвак американский историк, специалист по вопросам международных отношений, истории военных конфликтов и стратегии действий вооруженных сил.
Виктория Максимова художник, культуролог
Борис Межуев один из основателей портала Terra America, участник Цеха политической критики. Кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Юлия Нетесова кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Terra America
Александр Павлов Кандидат юридических наук, доцент философского факультета НИУ - ВШЭ
Алексей Черняев кандидат политических наук и заведующий отделом Латинской Америки портала Terra America.